Пароль будет выслан на почту.
Позже Вы можете сменить его в настройках.

Зона непредсказуемая и жестокая… А так ли это? Уникальность Зоны Отчуждения рождает множество её образов и бесспорно, у каждого из авторов книжной серии «S.T.A.L.K.E.R.» — она своя.
У нашего сегодняшнего собеседника Виктора Ночкина она справедливая и … добрая.
Мы поговорили про творчество, философию Слепого и Толика, сущность Зоны и восприятие книг серии польскими читателями.

В: Как вы стали писателем?
О: Всё началось с фэнтези. В Советском Союзе фэнтези не было. Там вообще много чего не было. С перестройкой к нам на прилавки книжных магазинов хлынула волна переводной фэнтези. А меня всегда интересовали две темы: история и фантастика. В фэнтези это объединялось. И моя реакция была: а что, так можно? Если можно, то я тоже хочу. Я написал несколько книг фэнтези… потом пришлось, что называется, «валить», так жизнь сложилась. Ну и уже в Германии, в 2002 году я получил сообщение, [что] мой роман готово опубликовать издательство АСТ. В 2003 году роман вышел, так всё и началось.

В: Что для вас главное в писательстве?
О: Трудно сказать. Писательство долгое время было для меня образом жизни, а в жизни сложно выделить что-то главное. Творчество, возможность пожить другой жизнью, увидеть что-то невероятное, разрешить сложную проблему. Это всё делают мои герои, это интересно. А так вообще реальная жизнь у меня довольно скучная, поэтому в книгах можно оттянуться. Возможность пожить более интересно вместе с героями — наверное, это очень важно.
Хотя в хорошей книге важнее другое. Возможность задуматься над сюжетом, над судьбой героя, примерить на себя — но это для читателя. Хорошая книга — это такая, над которой можно задуматься. И для меня это тоже важно.

В: А в отличной?

О: В отличной любая мысль обрастает множеством смыслов, к ним можно возвращаться снова и снова и с возрастом открывать новые грани. Молодой человек прочтет, к примеру «Трудно быть богом» Стругацких и просто порадуется интересным приключениям в интересном мире. Благородные доны, храбрые головорезы, удары меча и всё такое. Когда он станет старше, он перечитает книгу и поразится: это же о нас! Вот он, дон Рэба, в телевизоре, а вот и король-пьяница, и другие персонажи. Это же мы, это о нас! А потом, спустя годы, тот же читатель вернется к книге снова и еще раз прочет ее по-новому. И откроет для себя что-то, чего не видел раньше. Эта повесть — шедевр.

В: Кем мечтали стать в детстве?

О: О, в детстве у меня был широкий диапазон мечтаний, от дворника до космонавта. В моё время все мечтали стать космонавтами. Была такая общая мечта о полёте к звездам, к другим мирам. Даже анекдот сочинили: все советские дети мечтают стать космонавтами и улететь в космос, потому что это единственный способ сбежать из СССР. Однако так сложилось, что все мои профессии были очень земными. Я не жалею. В конце концов, многие мечтают стать писателями, а мне это удалось. Как ни странно, сам я в детстве не собирался делать писательскую карьеру. Скорее уж подумывал стать художником, несколько месяцев ходил в изостудию. Умение рисовать потом пригодилось, но настоящим художником мне уже не бывать. Так и останусь писателем.

В: Как придумали «сталкера Петрова»?
О: А, сталкер Петров… не побоюсь сказать, это было гениальным ходом. )) В игре сталкеры рассказывают анекдоты, и такой ход напрашивался: сделать сквозного персонажа этих анекдотов. Такими были в свое время Петька и Василий Иванович, Вовочка, поручик Ржевский. Логично, если и в сталкерском мире тоже появится свой герой шуток. Сейчас сталкер Петров даже популярнее моих «живых» персонажей. Во всяком случае, в Польше точно популярнее. О нем все новые и новые анекдоты сочиняют.

В: С кого писали Слепого?
О: У него нет прототипа в жизни. В основном я использовал персонажа другой своей книги, «Меняла». Это фэнтези, там главный герой примерно такой же. Но он полностью придуман.

В: Как думаете, он после «Пищевой цепочки» не спился? Очень он там много пил.
О: Н о ведь были поводы выпить. ))) Я думаю, потом жена его будет контролировать. Так что не сопьется.

В: Почему Очкарик именно служил во внутренних войсках? Я к тому, он мог быть биатлонистом, любителем тиров и ещё многие варианты.
О: Боевое прошлое, это же психологически сильнее. Контуженный любитель тиров — совсем не то. )

В: Как вышло, что Слепой, весельчак, балагур, противник дисциплины и строгих правил, стал дружить именно с «Долгом»? Сюжетно я понимаю, а с точки зрения задумки.
О: Это не планировалось специально, так вышло, само собой написалось. Арена там, насколько я помню, у долговцев. И потом, это хорошо для контраста — Долг с его дисциплиной с одной стороны, и Слепой, который не любит дисциплину — с другой. Контрасты украшают сюжет.

В: Как вы для себя объясняете, почему Долг — весь из себя правильный, при этом есть Арена, которая явно не радует Рожнова (и остальных офицеров, вероятно), и ходит в черно-красны цветах, традиционных для анархистов?
О: Так придумали в GSC, и почему сценарист именно так решил, это может быть совершенно частным случайным делом. Почему-то так пришло сценаристу в голову… К тому же сюжет переделывался много раз, какие-то идеи вносились, а от чего-то, наоборот, по ходу создания игры отказывались. Арена может быть обрывком какого-то сюжетного витка, от которого в дальнейшем отказались. Я это для себя никак не объясняю, и голову над этим не ломаю. Я принимаю жизнь такой, какая есть. ))

В: Почему вдруг бандиты стали главными героями?
О: А почему же нет? ))) В игре они есть. «Пищевая цепочка» — это уже третья моя книга, хотелось чего-то нового. К тому времени, как я за нее взялся, было выпущено много книг, разных персонажей авторы разобрали. А бандиты остались не очень внимательно рассмотрены. И зря, они колоритные, интересные. У Зоны много лиц. Бандиты — одно из них.
Мне вот интересно, как поляки воспримут то, что я там наворочал, всякую псевдонаучную фигню.

В: А как до этого воспринимали? С интересом?
О: Поляки воспринимают мою Зону как должное. Они ведь не читали других книг, изданных на русском. Это русскоязычный читатель сперва увидел Зону глазами Орехова, Левицкого, Степанова и т.д. Их (польских читателей) Зона — это Зона Михала Голковского (его книга вышла первой) и моя, из «Слепого пятна». S.T.A.L.K.E.R. в Польше начался с этих двух книг. Голковский стал писать отчасти под моим влиянием (полагаю, что так), и его персонаж тоже может задуматься и пофилософствовать. Так что в глазах польского читателя это нормально для сталкера. ))) Но 4-я моя книга заходит еще дальше. Она поступила в продажу 29 марта, только-только. Вот я и жду первых отзывов. Интересно, как ее примут.

В: Что дальше со взглядами Толика? Он по-прежнему мыслит «понятиями» и «пацанской» философией?
О: Толик тем и интересен, что был простым пацаном с понятиями вместо морали, но попадает под влияние Будды, который вроде как бы свой, но все-таки иной человек. Человек из другого мира. Будда не всегда следует требованиям морали, но, по крайней мере, имеет о них представление. Если он поступает плохо, он отлично знает: поступил плохо. В дальнейшем это продолжается. Толик присматривается к Будде и перенимает его взгляд на жизнь. Если нет достаточного повода для плохого поступка, то можно быть добрым и человечным.

В: Как вам игры серии «Сталкер»? Что понравилось? Что оттолкнуло?
О: Я играл только в ТЧ. Игра отличная, действительно живая. В том смысле, что в нее можно погрузиться и пожить в этом мире.

В: Как вы попали в книжную серию «Сталкер»?
О: Левицкий привёл ))) Вообще-то, это давняя история, которая началась давным-давно. Еще в 2006 году, участвуя в конкурсе рецензий, я написал текст, в котором предсказывал, что книги по компьютерным играм скоро будут очень популярны. И тут такая возможность: самому реализовать этот прогноз. Потом, когда серия перешла из Эскмо в АСТ, начали набирать новых авторов. Тут-то и пробил мой час.

В: А чего он вас привёл?
О: Я его попросил. Мне очень хотелось проверить свое пророчество. Ну и потом, я поиграл в ТЧ. Захватило, увлекло. Тема Зоны хорошая, дает пищу воображению.

В: Сами писали тексты песен Николки?
О: Не совсем. Частично использовал старые чужие песни, передалал под условия Зоны. Что-то и сам написал. «Там, где кончается путь» — это лично моё.

В: У меня есть теория, что у каждого автора своя мини-вселенная, и иногда эти мини-вселенные пересекаются. Но ваша особенная, у вас Зона добрая. Что думаете?
О: «У каждого автора своя Зона», это старая истина. )) Добрая… может быть. Я бы сказал, скорее справедливая, каждому воздает по заслугам. Впрочем, и в игре то же самое, есть несколько финалов: что заслужил, то и получишь. Об этом в каком-то смысле и написана 4-я книга, «Глаза Сатаны». Мораль в том, что Зона смотрит за каждым и каждому воздаст по справедливости.

В: Что дальше случилось со Слепым? Как думаете, отпустила его Зона?
О: Со Слепым я попрощался, в 4-й книге его уже нет. Значит, отпустила Зона, получается? Хотя… если бы я сейчас вдруг взялся за новую книгу, то Слепой там бы возник обязательно. Уже не помню, у кого это было сказано: ты можешь выйти из Зоны, но Зона из тебя не уйдет. Это я написал или кто-то другой из авторов? Не помню, но мысль настолько ясная и точная, что уже неважно, кто первым сформулировал. Это так и есть.

В: Как вам серия «Технотьма»?
О: Интересный мир в этой серии. Меня когда-то настолько мир Технотьмы увлек, что я даже фанфик написал. ))) Наверное, единственный случай в моей жизни, когда я написал фанфик.

В: Как решили написать в её вселенной произведения?
О: Я же с Левицким давно дружу, иногда вместе что-то писали. Иногда просто советовались, он мне показывал свои черновики, спрашивал, как мне и всё такое. И первые тома Технотьмы я читал задолго до публикации, обсуждали с Андреем… так что я был в курсе дела. В общем, всё, что у меня в голове накопилось, что мы проговорили, но Андрей не стал использовать — всё это я написал, получилась «Власть оружия». Показал Андрею, он не одобрил. В общем, поначалу казалось, что «Власть оружия» так и останется фанфиком. Но потом, уже не знаю, почему — но все-таки было решено книгу издать. Оказалось настолько удачно, что мне предложили и второй том сделать, «Дети оружия».

В: Чем зацепила «Технотьма»?
О: Я уже говорил: интересный мир. Богатый, широкий, многообразный мир. А вот персонажи там мне не очень интересны. Поэтому и захотелось дополнить кем-то философичным и задумчивым. И еще кем-то веселым, с шутками. ) И грустным, конечно. Во многом знании, как учит нас Экклезиаст, есть много печали.

В: Почему серия закрылась?
О: Почему закрылась серия, я не знаю. Эти вопросы зависят не от авторов. Наверное, продажи упали. Может, у основателей серии (Левицкого и Бобла) пропала охота, как-то исчерпалась тема. Вот под конец издали других авторов, да и закончили. Тогда, кстати, насколько я помню, как раз пошел кризис в книгоиздании, продажи падали во всех сериях. Может, это повлияло.

В: Что-то ещё собирались написать?
О: Нет, таких планов не было. Вообще-то я думал одной книгой ограничиться. Но для сборника написал рассказ «Власть страха». По-моему, отличный рассказ получился. Тут и Андрей Левицкий предложил написать второй том, а у меня после рассказа творческий подъем… так вышла дилогия «Дорога оружия». В общем, и так написал больше, чем собирался.

В: Что можете посоветовать начинающим писателям?
О: Самый банальный совет: больше читать, и не только художественную литературу. Если хотите написать хорошую фантастику, нужно разбираться в том, о чем пишете. В создании фантастических миров мне помогает и моё увлечение историей, и моё техническое образование. Но все равно, при работе над очередной книгой частенько приходится перелопатить кучу научно-технической литературы. Ну и чтение художественных произведений тоже важно: это помогает улучшить язык, подсмотреть приемы работы над сюжетом и так далее.
Второй совет: не бояться пробовать и не бояться неудач. Если успех не пришел мгновенно, не опускайте руки, пробуйте снова, напишите лучше, чем в прошлый раз.
И еще один неприятный факт. Если вам отказал издатель, поверьте: у него есть на то основания. Издается не то, что лучше написано, а то, что лучше продается. К сожалению, это не одно и то же. Возможно, ваше произведение получилось неплохим, и даже очень неплохим, но спрос на такую литературу именно сегодня невелик. Ничего, наберитесь терпения, когда-нибудь пробьет и ваш час. Попробуйте что-то новое. И еще раз повторю: больше читайте. Это всегда полезно.
Больше читать — это вообще глобальный совет, не только начинающим авторам. Это я всем посоветую.

 

Искать и находить, стремиться и изучать — в общем-то общеизвестные интересные занятия. Сталкерам они помогают спастись и подзаработать. Остальным они тоже могут помочь.
Неизвестно, как выведут тропы Зоны и жизни, но хочется верить, что если стараться и чувствовать, что двигаешься в правильном направлении, то придёшь к цели. Это был Prohodchik.